вторник, 5 октября 2010 г.

Интервью с M-XVI

M-XVI - одна из лучших русскоязычных Oi! банд на территории бывшего Советского Союза.  Мощнейший среднетемповый Oi!, жесткая подача, великолепные острые тексты, агрессивный саунд - все вы найдете в музыке этой питерской скинхед бригады. Не так давно ребята записали новый материал, с которым можно ознакомиться на их MySpace страничке по адресу http://www.myspace.com/m16sh



Здорова, ребята. Расскажите немного об истории коллектива M-XVI и о том, какой состав группы на данный момент.


Стома: Всем привет! Группа зародилась года четыре назад в 2006 году. Все началось с того, что я и Масик(нынешний барабанщик) решили попробовать поиграть что-нибудь в стиле Oppressed, Business. На тот момент у меня был небольшой опыт игры на басу исключительно дома, у Масика был опыт игры на гитаре в Bukaneros. Потом нам повстречался Коля из Коматоза, который сразу согласился поиграть в новом коллективе. Это было весьма веселое время, Масик тогда начал стучать на барабанах, Коля на гитаре, я на басу. Репетиции проходили в пивном угаре, очень много трудились, но единственной проблемой, которая на тот период не давала нам покоя, был вокал и сочинение песен. Выбор пал на Ильдара, тем более, что он сказал нам, что ему хотелось бы поучаствовать в чем-то подобном. Первый концерт был в клубе Грибоедов в Питере с московской группой Best Enemy. Конечно, первый концерт был, наверное, как у большинства групп, много алкоголя, чтобы хоть как-то себя успокоить, жуткий страх перед тем, чтобы не забыть всё, чем занимались на репетициях, но на выступлении все вышло именно так, как мы этого боялись. Хотя игра наша оставляла желать лучшего, прием нам оказали весьма теплый, после этого мы чуть ли не все лето играли в Питере и один раз выезжали в Москву с Сrowd Сontrol. Потом начались проблемы.


Ильдар: Парням пришелся не по душе вокал, заточенный на тот момент больше под грайндкор, и они решили найти другого вокалиста или петь сами, и группа почти прекратила свое существование. Пару лет после этого было затишье, пока на одном из концертов парни из Red Checked Trousers не сыграли кавер на одну из наших песен. Все дичайше угарели и подумали, что, может быть, все было не так уж плохо, как нам казалось. Несмотря на предыдущие разногласия, мы поддерживали дружеские отношения, так что желание играть музыку и посильно развивать локальную сцену и поддержка ребят сыграли свою роль. С зимы 2009 мы снова продолжили рубить вместе и сыграли несколько концертов, однако в конце весны группу покинул Колян, который на тот момент был занят в нескольких проектах помимо M-XVI. Мы благодарны ему за то, что он сделал для группы и за помощь в записи материала прошлых лет, который мы выпустили сплитом вместе с No Heads. В качестве гитариста к М-XVI присоединился  наш друг и соратник Лор, который параллельно играет в Shaved Heads. С его приходом мы немного изменили стилистику и стали играть более размеренное музло, ну и в итоге такой состав и по сей день: Ильдар-вокал, Масик-барабаны, Лор-гитара, Стома-бас.






Как часто вы играете? Приглашают играть за пределами Петрограда? Где вам больше всего понравилось, какое выступление запомнилось?


Ильдар: Играть получается в среднем раз в месяц и это даже немного чаще, чем хотелось бы, поскольку самое стремное - это достать публику постоянным мельканием. Пару раз выбирались в Москву, причем зимний выезд был омрачен тяжелым ранением товарища, которому только недавно зашили живот. (Концерт хотели сорвать нацисты, но они сами были атакованы охраной и суппортом выступающих команд, прим. ред.) Летний гиг с Beer Babies, Best Enemy и No Heads  очень порадовал и оставил приятное впечатление. Также  запомнилось выступление, закрывавшее Ракета Фест в Петергофе, где наш саппорт дал жару почти в пять утра.


Стома: Часто зовут в Киров, но  у всех есть работа, а до Кирова добираться прилично, нам всё никак не доехать. С Птз тоже все разговоры, но до дела никак не доходит. Ездили прошлым летом в Киев, весьма забавно было погулять по городу. Должны были еще играть в Днепропетровске, но мы фатально влетели на дорогу, я отказался ехать в Днепропетровск, иначе пришлось бы бичевать там на вокзале. Я из Киева-то ехал в Питер с одним лавашом и двумя бутылками пива.



Какие команды близки вам по духу, так или иначе повлияли на ваше творчество?

Ильдар: По духу нам близки многие скинхэд, панкрок, хардкор группы стоящие на DIY позициях, и мне не важно позиционируют ли они себя как политизированные или нет. Влияние на нас оказали совершенно разные коллективы типа Oppressed, Stage Bottles, Non Servium, Los Fastidios, Toro Bravo. Если парням  больше нравится стритпанк в духе Casualties, Freiboiter или Guttersnipe, то лично мне  нравится панк-рок и ой! типа Agent Bulldog, Brigada Flores Magon, Esclaves Salaries, а также хардкор в духе  Wisdom in Chains, 5 Углов, Union Made, Non Servium. Различия в музыкальных пристрастиях играют только на руку и помогают искать  интересное нам звучание.


Лор: Поначалу это был панк-рок и такие легенды как GBH, Casualties, Exploited. Потом пошел Ой! и хардкор: Blitz, Analogs, Discipline, Los Fastidios, Guttersnipe, Warzone, Next Round, ну и куча другого.



Что вдохновляет вас на написание песен?


Ильдар: Реальность, в которой мы живем,  проблемы, которые волнуют и касаются нас, независимо от того трактуются ли они как личные, социальные или политические, поскольку все эти аспекты часто глубоко взаимосвязаны. Наши тексты посвящены  проблемам внутри субкультуры, нашего поколения, жизни простых людей. Часто это  критика сегодняшнего общества, образа жизни и идеалов, которые оно навязывает нам, и тем позитивным ценностям, которые может  противопоставить современной массовой культуре DIY сцена и скинхэд субкультура как альтернативное культурное пространство.



Вы действительно все еще верите, что своим творчеством можете как-то повлиять на положение вещей, хотя бы в рамках российской сцены? Несколько лет назад в Москве многими возлагались большие надежды на то, что развитие DIY субкультуры может повлиять на ситуацию в целом, на то, что это способствует появлению большого количества активной молодежи. Однако, несмотря на то, что сцена сейчас разнообразна как никогда (существует огромное количество DIY стритпанк, хардкор, краст, хип-хоп и прочих команд с четким мессаджем, каждую неделю проходит множество концертов, в которых принимают участие группы со всей России, ближнего и дальнего зарубежья), на ситуацию в целом, это едва ли влияет каким-то решающим образом.

Лор:  Конечно, верим. Учитывая, что сцена Питера  еще не так велика, надеюсь мы станем одним из звеньев цепи, которая будет двигать сцену в нужном направлении.


Ильдар: Не хочется придавать собственной деятельности какое-то завышенное значение, в первую очередь мы занимаемся тем, что кажется нам честным и приносит удовольствие, что способно сделать интереснее наши жизни. 

Надежды на то, что субкультура породит поколение социально активной молодежи наивны, поскольку субкультуры это всего лишь специфический способ адаптироваться к реальности. Интересны они немногим, а когда становятся популярными, то неизбежно теряют свой потенциал и превращаются в цирк для бухих тинэйджеров и тех, кто на них зарабатывает. На появление активной молодежи влияют различные социальные и экономические факторы, а в России новое поколение имеет либо смутное представление о политике либо разделяет правые взгляды на бытовом уровне, сваливая все свои проблемы на приезжих, тратит жизни на то, чтобы заработать как можно больше денег, спивается или старчивается от скуки и безысходности. Хрен знает, что должно произойти, чтобы эти люди начали бороться за себя и сколько они еще будут терпеть всё, что сейчас происходит в стране. На этом фоне успехи про продвижению идей, распространяемых diy сценой, малы и никаких качественных шагов вперед она пока не делает, оставаясь все такой же недоступной и непонятой, да и с эстетической точки зрения интересной очень узкому кругу лиц.

Стома: Честно говоря уже не особо верится. Кругом стало много пафоса, люди стали отдалены друг от друга. Cейчас посещают DIY концерты, только лишь потому что это модно. Уже в самом движе начинается разложение. Если раньше у нас был один враг, какие-то общие идеи, то теперь в движ приходят люди, которым просто нравится насилие, которым все равно кого бить, за кого выступать. Самое главное, что бы держался костяк из людей, которые понимают, что они делают и зачем, те которых уважают и слушают, что бы они могли направлять в правильное русло активную молодежь.




Что вы вообще думаете про сегодняшнюю антирасистскую скинхед сцену в России? Чего ей не хватает в этот сложный временной период?


Лор: Сцена живет, и  в больших городах обитают вполне приличные группы. Но, судя по афишам, у нас пока трудно замутить тур кому-либо, то ли нехватка времени, то ли не желание влететь на деньги – закрывает путь многим группам, и они ограничиваются концертами либо в столице, либо в своём городе. Мне на память приходит концерт в Питере пермяков Keine Engel: итог 30-40 человек, при этом банда европейского уровня. Да, обидно…

Чего не хватает? В первую очередь - это прилив качественной, молодой силы. Хотя с годами людей становиться всё больше, но групп от этого сильно не прибавилось.

Второе – это отношение публики. Опять же вспоминая  концерт, где после выступления Мистер Х, осталось меньше чем ползала на Towerblocks, это уже не может не вызывать злость. Остальное - больше технические вопросы.


Ильдар: В сцене немного ребят, заинтересованных не только политической, но и субкультурной составляющей движа. Не хватает голосов, мыслей, групп, лэйблов, зинов. Скинхэд-культура так и остается изгоем с ярлыком политического экстремизма и неуправляемого насилия, и речь уже идет не о драках подвыпившей молодежи, а о бездумной поножовщине по поводу и без повода. Ребята пускают кровь не только конкретным персонажам, которые этого заслуживают и которых они знают в лицо, а всем тем, кто покажется  им врагом или подозрительным при встрече на улице. Подобные “акции”, в результате которых калечатся люди не в теме или  косвенно к ней относящиеся, приводят к ухудшению отношения к движению в обществе в целом и в субкультурной среде в частности, что только усложняет развитие антифашистской скинхэд сцены и настраивает против нее не только правых, но и всех вообще. Понятно, что в некоторых городах ситуация сейчас такая, что если не ты, то тебя, но призыв думать головой, а не ботинками теперь становится все более и более актуален.  Уличное антифашистское движение становится популярнее и может притягивать к себе подростков с неустоявшимися ценностями, желанием принадлежать к сообществу сильных и правильных и самоутверждаться в группе за счет насилия. Для многих из них насилие и признание окружающих может стать важнее, чем сами принципы движения и его нравственная и тем более субкультурная составляющая. В итоге одни тянут на себе движение и тратят свою жизнь и силы на его развитие, а другие приходят, хватают по верхам, творят хуйню, зарабатывают проблем, а потом за голову хватаются, хотя с самого начала их приоритеты были расставлены иначе. Все читают заводной апельсин, но себя в нем не видят. Так и получается, что “дети режут друг друга за пустые идеалы”.

И дело вовсе не в том, что “фа и антифа это одно и тоже”, а в том, что к обоим полюсам тянется много ребят, готовых действовать, но для которых насилие становится не одним из нескольких возможных вариантов действий, а единственно понятным и доступным инструментом “достижения" предполагаемых целей и смыслом движения.


Стома: Мне кажется надо вернуться к корням. Сейчас очень много стало показухи. Гонка за качеством музыки скорее и количеством слушателей, нежели за тем, что бы донести до обывателя суть проблем общества. Я смотрю на группы и не вижу в них искренности. Концерты уже похожи на спектакль, где парни отыграли свои роли и пошли спать по домам. И понятное дело, что у публики тоже такое отношение ко всему.




С кем вы обычно делите сцену в родном городе, какие отношения у вас складываются с другими питерскими стритпанк\хардкор группами? Расскажи о том, что представляет собой питерская DIY панк\хардкор сцена образца 2010 года? В Москве сцена сильно дифференцирована и разобщена, хотя и предпринимаются успешные попытки совместных шоу, однако, эти гиги скорее исключение из правил. Как обстоят с этим дела в северной Пальмире?


Ильдар: Если говорить о Санкт-Петербурге, то из местной сцены чаще всего играем с Бригадиром, хотя мы не позиционируем себя как политизированная группа. С хардкор ребятами  тоже вполне нормальные отношения, есть даже те, кто поддерживают нашу банду. Так или иначе, сцену делили с большинством местных хардкор групп либо на фестах, либо на концертах. В Питере сцена очень разобщена и даже внутри одного стиля  может быть несколько непересекающихся тусовок. Не берусь судить плохо это или хорошо, это довольно распространенное явление, когда движение растет, люди группируются в компании по интересам и сообразно своему пониманию происходящего вокруг. Многие приходят на сезон и исчезают,  лишь единицы вносят какой-то вклад в развитие сцены. Смешанные концерты разных стилей или тусовок проходят крайне редко, в основном в благотворительных целях.


Стома: По сути, сцену у нас и делить то не с кем, групп мало. Есть коллективы, которые играют просто так, суть их существования заключается в том, что бы показать, что они играют в группе, попить пивка и потрещать с телочками в контакте, но с ними не очень хочется выступать на одной сцене. Так как это все-таки противоречит нашим принципам. Хочется играть для активных людей, которым это интересно, которые знают все не понаслышке. Но пока такого народа очень мало.


Лор: Со многими дружим, но не со всеми выступаем. Понравились молодые хардкор проекты Wins Pain и Part of You.





Сейчас в Европе стала весьма популярна вся это "аполитичная" (в том блядском смысле, в каком несколько лет назад это было характерно для России) RAC'n'Oi! тема. Типа мы скинхеды, а все остальное не имеет значения. Все эти ублюдочные группы типа Les Vilains, Coup De Masse, Glory Boys, Operace Artaban, лейблы вроде Pure Impact, Dim Records и тп. Что вы думаете по этому поводу и что можете сказать всем деткам, которые заигрываются в субкультурность?


Лор: Наверно не стоит сравнивать Европу, где всё шло другим путём. Всё-таки изначально там было много команд антирасистских, так и боновских, а сейчас многие зажрались и начали заигрываться в субкультурность. Учитывая ситуацию в нашей стране аполитичность уже очень редко прокатывает, так что здесь долго заигрываться не приходится, так что детки будьте на чеку.))))

Немного удивился, увидев в “чёрном” списке Operace Artaban, я всегда думал, что эти парни ровные, ха-ха.


Ильдар: Эти парни рубятся по тряпкам, музыке и прочей сопутствующей продукции и просто не хотят забивать себе голову. Символ, теряющий смысл, становится фетишем. Я никогда не был настолько фетишистом и большим ценителем жанра, чтобы закрывать глаза на то, кем являются и что несут своим творчеством музыканты, и уважать группу только за то, что она клево играет и красиво выглядит.

Всё,  что я хочу сказать по этому поводу ребятам, которые прутся по каким-нибудь Civico 88: слушайте все что угодно, но  не забывайте, что эти кретины всегда считали вас и всё, что вы уважаете, за говно, и не обломались бы отправить вас и ваших близких в печь за смешанное или даже славянское происхождение или сунуть нож в бок за любовь к ямайской музыке.

А ненависть к большевикам и советскому “коммунизму” еще не повод тусоваться с правыми и подписываться под их брэнды типа RAC.

Стома: Мне кажется, в Европе уже почти весь лысый движ себя изжил, они уже начинают приспосабливаться к условиям вокруг себя, лишь бы их не трогали. Тем, кто здесь заигрывается в субкультурность, придется рано или поздно отвечать за неё. Так что следует хорошенько подумать, прежде чем сюда лезть.

  


В последнее время ведется множество споров и дискуссий о том, должен ли быть антифашизм политически мотивированным, многие замечают, что антифашистское движение в России загнало себя в субкультурное гетто и оказалось в тупике. Какова ваша позиция по этому вопросу?


Лор: Если антифашисты хотят добиться более весомых результатов и прочных позиций, то само собой нужно идти дальше в политику и создавать организации. Субкультура как никак “накладывает” некоторые ограничения в действии. Но с другой стороны если антифашизм выйдет за субкультуру и будет хорошо развиваться, то мы можем получить аполитичную сцену. Здесь вопрос сложный, думаю, время само покажет.

Будучи человеком субкультурным, буду стараться делать лучше, то, что меня окружало и окружает.


Ильдар: Нет ничего странного в том, что антифашистское движение загнано в субкультурное гетто, поскольку в нашей стране оно зародилось именно в рамках молодежных субкультур, а не выросло из политических или общественных организаций, как это происходило в Европе.

В России  антифа является не совсем политической формацией, а скорее молодежно-политической субкультурой, со всеми вытекающими последствиями в виде пристального внимания ультраправых и репрессий со стороны полиции, недостаточной конспирации, узнаваемого дресс-кода, внутренней иерархии и авторитетов тусовки, что значительно усложняет выход из подполья. Антифашистскому движению в России так же очень сложно заручиться массовой поддержкой, поскольку большинство населения  политически инертно или сконяется вправо. Ксенофобские стереотипы глубоко укоренились в обывательском сознании и постоянно подогреваются в СМИ, уровень гражданского сознания и образования, соответственно и адекватного восприятия того, что происходит вокруг, снижается с каждым годом. Развитая субкультурная антифа сцена в Европе это лишь один из сегментов более широкого и массового общественного движения, где среди активистов можно встретить совершенно разных людей. Да и среди обывателей неприятие ультраправых идей, понимание того, от чего они отталкиваются и куда могут привести, встречается гораздо чаще. Так и получается массовое движение: когда людей с разными взглядами и интересами в конкретном вопросе объединяет общее мнение и действия. Чем больше людей будет вовлечено в эту социальную борьбу, в той или иной доступной для них форме, тем сложнее будет правым из маргиналов превратиться в серьезную политическую силу, а если они победят, то плохо будет всем, кроме буржуев.

Считаю, что любые тенденции, раскалывающие антифашистское сообщество, сегодня опасны, поскольку сцена итак слишком мала, чтобы делиться на политическую и неполитическую.

Антифашизм - это здоровая гражданская позиция, способная объединить разных людей, которые как минимум не хотят жить при диктатуре. И необязательно быть, к примеру, коммунистом-веганом-схе, чтобы понимать, что убивать людей из-за цвета кожи -  это скотство или что при национал-социализме пол страны обычно сидит в концлагерях.



Стома: На мой взгляд, политика очень грязная и тонкая вещь. Поэтому возможно стоило бы отнести в движении политику на второй план, так как из-за нее очень много разногласий возникает, сколько людей, столько и мнений. Попробуйте на каком-нибудь застолье, с кем-нибудь поговорить о том, какой политический строй вы бы хотели увидеть в будущем? Или, как бы вы хотели изменить общество? Ваша точка зрения никогда целиком не совпадет с мнением присутствующих.




Чем вы занимаетесь в свободное от группы время? Занимаетесь ли какой-нибудь социально-(анти)политической активностью?


Лор: Работа на заводе. Участие во второй группе. Занятия в спортивном направлении. Иногда выезда на некоторые мероприятия.


Ильдар: В свободное от группы время всем приходится зарабатывать на жизнь. У нас постоянные проблемы с деньгами, поэтому огромный респект Саше Рабочему и Street Influence Records, который выпустил наш сплит с No Heads. В политическую активность на данный момент не вовлечен, а случайные столкновения нельзя называть активизмом. Понял, что многое стоит изменить в себе и вокруг себя, прежде чем учить других жизни.

Стома: Работа, дом, отдых. Все пытаюсь заняться спортом, но не хватает времени, да и ленивый какой-то стал. Особо стараемся никуда не влезать, так как в свое время нормально так засветились. Но бывают периодически случайные пересечения с оппонентами. Причем, как правило, тогда, когда их не ожидаешь. Мне последний год особенно везет.



Что можете пожелать нашим читателям напоследок?

Лор: Хорошой и крепкой дружбы, здоровья, ну и конечно угара!


Стома: Держаться вместе. Отмести все надуманные претензии и вспомнить, что в первую очередь вы друзья, вас объединяет общий враг и не стоит забывать того, с чего все начиналось.


Ильдар: Уважайте и цените друг друга. Идеальных людей не бывает и у каждого есть свои достоинства и недостатки, разные точки зрения и интересы, но это не повод отворачиваться друг от друга. Развивайтесь, не останавливайтесь на достигнутом и верьте в свои силы!


Комментариев нет:

Отправить комментарий